Как правильно писать любимая или любимая: «Любимая» или «любимоя» как пишется?

Содержание

«Группа» или «група»: как правильно писать слово?

На чтение 2 мин Просмотров 569 Опубликовано

Правописание заимствованных слов нельзя объяснить с помощью норм орфографии русского языка. Именно поэтому многие допускают ошибку в написании лексем «группа» или «група». Выясним, с одной или двумя «п» нужно писать изучаемый пример.

Как правильно: «группа» или «група»?

В словаре зафиксирована только одна форма с удвоенной согласной «пп» – «группа».

Этимология и значение слова «группа»

Чтобы понять, почему в корне неодушевлённого существительного женского рода «группа» необходимо писать две согласных, посмотрим на его этимологию (происхождение).

Анализируемое слово было заимствовано из немецкого языка, в котором писалось как «Gruppe».

В России оно начало употребляться уже в 19 веке. Видим, что в языке-источнике также есть две «pp». Учёные предполагают, что в немецкую лексику наименование пришло из французского, а французы позаимствовали наименование у итальянцев, у которых оно писалось как «gruppa» и означало «группа, узел».

В современных словарях представленное слово – многозначное. Приведём его основные лексические значения:

  1. «Несколько человек (растений, объектов, животных, предметов), которые расположены рядом или близко друг с другом».
  2. «Скульптурное (графическое) изображение; фотоснимки нескольких человек».
  3. «Объединение лиц, которые связаны общей профессией, взглядами, деятельностью, идеями».
  4. «Лица, собравшиеся для совместных занятий чем-либо».
  5. «Музыкальный коллектив».
  6. «Об отдельном классе или разряде в ряду однородных».

Примеры предложений

Чтобы быстрее усвоить информацию, приведём контексты, в которых используется слово «группа»:

  1. Наша группа будет проходить практику в больнице.
  2. Любимая музыкальная группа дочери приедет в город на следующей неделе.
  3. Виктор не знал, какая у него группа крови.
  4. Группа строителей отправилась доделывать стену.
  5. Кирилл Андреевич хотел, чтобы у него была своя съёмочная группа.
  6. Депутатская группа рассматривала многочисленные обращения граждан.

Синонимы слова «группа»

У существительного большой синонимичный ряд: «класс», «партия», «союз», «вид», «бригада», «организация», «круг», «команда», «объединение», «общество», «категория», «состав», «собрание», «тип», «коллектив», «подразделение».

Неправильное написание слова «группа»

Неверно – «група».

Заключение

Таким образом, строгая норма – «группа». Правописание рекомендуется запомнить, так как это словарное слово.

Кофе — он или оно, как правильно?

Слова иностранного происхождения, пришедшие в русский язык, становятся предметом многочисленных дискуссий, горячих споров, долгих обсуждений. Истинные кофеманы считают: говорить про кофе оно может человек, которому безразличны правила русского языка. Почитатели тонизирующего напитка уверены, одинаково верно произносить – крепкий/крепкое кофе. Какой вариант правильный? Давайте разбираться.

Историческая справка

Кофейные зёрна завезены в Россию в 1655 году. Изначально бодрящий напиток называли кохей, кофь, кефа. В 19 веке появилась укоренившаяся форма мужского рода – кофей. Позднее буква «й» отпала, горячий напиток начали именовать привычным современному человеку словом – кофе, закрепив за существительным прежний род.

Правила русского языка

Заимствованные из других языков слова проходят период адаптации обществом. Лингвисты отслеживают адаптивную стадию, проводя исследования определённых закономерностей.

С течением времени гости уютных кофеен, баров, ресторанов неоднократно стали употреблять форму среднего рода, заказывая горячий напиток. Соответственно, академики попытались зафиксировать слово кофе в обеих формах – изменения отобразил «Русский орфографический словарь» Владимира Лопатина (год издания 2002). Согласно опубликованным данным, разговорная речь допускает употребление двух форм: муж.р. – кофе он или сред.р – оно.

Официальное закрепление среднего рода за кофе произошло 01.09.2016 г. приказом Министерства образования Российской Федерации. Получается, две формы употребления слова кофе формально считаются правильными.

На заметку

Хотите стать знатоком кофейной культуры? Обратите внимание на распространённые ошибки. Поясним, как правильно писать и произносить любимые кофеманами напитки.

Кофе с пышной молочной пеной –

капучино. В отличие от итальянского написания – cappuccino, в русском языке нет удвоения согласных.

Кофе с добавлением мороженого – глясе (по-французски glace – «ледяной»). Следует запомнить – удвоение согласных отсутствует.

Кофе с молоком – латте. Ударение падает на первый слог, итальянское произношение напитка latte аналогично.

Кофе, приготовленный путём пропускания горячей воды под давлением через молотые зёрна – эспрессо (экспрессо – неправильно). Название произошло от латинского глагола exprimo. Итальянские кофеманы отбросили одну букву – получилось существительное espresso.

Послесловие

Эксперты кофейной индустрии, профессиональные бариста употребляют слово кофе, названия кофейных аперитивов исключительно в мужском роде, придерживаясь давно сложившихся традиций. Разговорная речь допускает применение двух форм, например, вкусное кофе, горячий кофе. Какую использовать – решайте самостоятельно.

13 слов и фраз, которые уродуют ваш инстаграм

Человек без инстаграма — уже редкий (если не вымирающий) вид. Можно публиковать фото раз в полгода, раз в год или вообще держать аккаунт пустым. Куда хуже быть активным инстаблогером и писать посты с ошибками. Объявляем инстаборьбу с безграмотностью!

Полезная рассылка «Мела» два раза в неделю: во вторник и пятницу

Правильно: напишу в своём инстаграме

Да, мы пишем инстаграм со строчной буквы и кириллицей. Предлагаем вам делать так же! Хотя бы потому, что инстаграм давно перестал быть диковинным названием приложения, которое кто-то может не знать. Так происходит со многими соцсетями и мессенджерами. Со временем в разговорной речи (на письме тоже) некоторые слова теряют кавычки и заглавную букву, так как становятся нарицательными, а не названиями. Всем и так понятно.

Теперь про ошибку. Инстаграм — та соцсеть, в которой каждый пятый (но это неточная статистика) так и норовит удвоить букву «м». Хотя никаких поводов для этого нет (да, мы знаем, что иногда так срабатывает автозамена). Оригинальное название приложения Instagram — где тут удвоение? Вот и мы не замечаем. И не забывайте про склонение: жить без инстаграма, подписываться в инстаграме.


Правильно: я у мамы блогер

Вы у мамы молодец! Ну кроме того, что блогер пишется с одной «г». Кажется, в этом слове ошибался каждый, когда только массово появились блогеры ЖЖ. Ошибка, на самом деле, тоже объяснима: для иностранных слов характерно удвоение корневого согласного перед суффиксом — blog => blogger. В русском языке практика другая, и удвоения не сохраняются — блог => блогер. Будьте грамотными и не верьте русскому инстаграму, который пишет в профиле «блоггер». Это неправильная калька с английского.


Правильно: а у тебя есть аккаунт в инстаграме?

Это не мы издеваемся, а русский язык. Сами каждый день страдаем. Да, слово «аккаунт» произошло от английского account. При переходе в русский язык большинство заимствований действительно теряют одну согласную (office стал офисом, а blogger блогером), но не в этом случае. Аккаунт пишется с двумя «к».


Правильно: не забудь поставить хештег #photooftheday

Если вы до сих пор не знали, то знайте: русский язык беспощаден к букве «э», точнее Русский орфографический словарь РАН. Большинство слов, которые ужасно хочется написать через «э», пишутся на русском через «е». Фейсбук, Хеллоуин, тег, кеширование, тревел и вот тот самый хештег. При этом произносятся эти слова твёрдо, через звук [э].


Аааа. Хуже только может быть другое популярное приветствие в инстаграме, которое звучит, как «Дд!». Нет, к группе ДДТ это не относится. Это такая хитроумная аббревиатура для «Добрый день!», которая, судя по всему, скопирована с английской аббревиатуры GM — Good morning! Верный путь растерять фолловеров. Замените на простое «здравствуйте», «добрый день» или «привет».


Правильно: в своём последнем посте я написал

Спасибо, что не «в крайнем посту»! Да, «крайний» в значении «последний» — очень плохо. Об этом уже много раз писали, пришёл черед поста. Постов в нашей жизни стало на один больше. Пост в значении «должности», пост — «место и группы наблюдения», а ещё есть пост у верующих. Так вот у этих постов в предложном падеже (точнее, он называется «местный падеж») — окончание «-у»;

Нас интересует совершенно другой «пост», когда мы хотим сказать про публикацию в соцсети. В этом случае местный падеж не требуется и в окончании традиционная буква «е». Сайт «Грамота.ру» подтверждает.


Правильно: мне нравится, как вы пишете

Наш любимый глагол, в котором ошибаются даже вполне себе грамотные люди из-за того, что невнимательны или торопятся. На самом деле можно писать и «пишите», и «пишете». Дело в контексте. В повелительном наклонении пишем через «и»: «Пишите комментарии!». Во втором лице множественного числа пишем «е»: «Вы пишете с ошибками». Ещё одна простая объяснялка: под ударением пишем «и», в безударном положении — «е». Этому же правилу подчиняются глаголы ищите/ищете и скажите/скажете.


Правильно: отметьте двух друзей в комментах

Кажется, кто-то забыл длинный вариант этого слова — «комментарий». В коротком разговорном варианте столько же букв «м», сколько и в длинном (как и в английском варианте comment).


Правильно: посмотри у меня в галерее

В инстаграме можно публиковать несколько фотографий в одном посте — эта функция называется «галереей». Слово происходит от латинского galleria — да, те самые две «л», на которые все попадаются. Однако русская «галерея» дошла до нас не из английского (gallery), а из французского языка (galerie), где видна одна «л». Французы точно запомнят это словарное слово быстро, а вот русским англичанам придётся как следует постараться.


Правильно: 15-секундный сторис

В инстаграме есть не только «галереи», но и «истории», которые чаще на английский манер называют «сторис» (от англ. stories). Длятся они обычно 15 секунд. Можно меньше, а можно и больше в IGTV. Главное, не теряйте дефис и запоминайте, что пишется это так: 15-секундные сторис, 5-минутное видео.


Правильно: товар есть в наличии

Важное слово для тех, кто в инстаграме что-то продаёт. Нет никаких платьев, брюк и постельного белья «в наличие». Товары могут быть только «в наличии». Скорее проверяйте своих любимых продавцов, а потом задумайтесь, хотите вы у них всё равно что-нибудь заказать или нет.


Правильно: проверьте себя по чек-листу

850 тысяч результатов на запрос в гугле «чек-лист» и 195 тысяч — «чеклист». Причём странный вариант через дефис не только популярен, но и входит в орфографический словарь Лопатина. Пройдитесь по чек-листу этой грамотности и проверьте, всё ли у вас в порядке с инстаграмотностью.


Правильно: написал ей в дирЕкт

Самое спорное здесь слово. Дайрект или директ? Дело в том, что даже в английском языке (direct) два варианта произношения: в Великобритании говорят «дайрект», а в Америке — «директ». Строгой словарной фиксации в русском языке пока нет, но предпочтение отдаётся «директу», в котором ударение падает на второй слог. Кстати, компания «Яндекс» свой проект тоже называет так «Яндекс. ДирЕкт».

«Мой любимый домашний питомец» (1-4 КЛАССЫ)

1 классы

1А класс:

Ева: «У меня есть замечательная Собака Бусинка! Папа с мамой подарили нам её, когда она была маленькая и она стала нашим членом семьи! Когда Буся была маленькая, она сломала лапку и я брала её к себе в кровать спать! Так она там и спит! Я очень её люблю!»

Полина. Тотошка – мой домашний питомец. Он пушистый, и я люблю с ним играть в футбол. Я бью по мячу, а он как вратарь его ловит. Однажды мы с братом построили дом из картона для него. У меня лучший в мире пёс, и я его очень люблю!

1В класс:

Анастасия. Мою собаку зовут Ричи, ему 4 месяца. У него очень умные глаза и симпатичная мордашка. Ричи очень общительный и жизнерадостный. Он обожает со мной гулять, во дворе мы с ним бегаем наперегонки, играем в прятки, учим различные команды. Я его очень сильно люблю и очень рада, что он у нас есть!!!!!

Сандрик. Мою собаку зовут Микки! Ему еще нет годика! Он дружелюбный и забавный, любит танцевать.Я очень люблю моего Микки!!!

1Г класс:

Меня зовут Федор, а моего питомца Зара. Она русский охотничий спаниель. Я за ней ухаживаю: выгуливаю, расчесываю и угощаю вкусненьким. Зара очень преданная и умная собака, она может выполнять много команд: сидеть, лежать, давать лапку. Её любимая игра приносить палочку, которую я ей кидаю. Но на охоту она ходить не любит, видно ей жалко подстреленных птичек, и я с ней полностью согласен.

 

 

Меня зовут Милена, а моего питомца Зая. Это декоративный карликовый кролик породы Вислоухий Баран. Я давно мечтала о зайке, и долгожданный подарок я получила ко Дню Рождения! Зая очень веселая и шустрая, у нее особый рацион питания. Так, например, ей нельзя давать капусту, но можно и нужно морковь. Я ухаживаю за ней, чищу клетку, приучаю к лоточку, играю с ней. Иметь питомца, это большая ответственность и счастье одновременно!

2 классы

2 Б класс:

Мария и её питомец.

Артём. Год назад у нас появилась сухопутная черепаха. Мы назвали её Анфиса. Ей пять лет. Черепаха очень тихое и безобидное существо. Питается она свежими овощами и фруктами. Один раз в две недели Анфиса принимает ванну, а после греется на солнышке. Она член нашей семьи, мы её очень любим и заботимся о ней.

2 Г класс:

 

Меня зовут Кристина. Я встретила свою кошку Мусю холодным февральским вечером на улице возле своего дома. Это была небольшая кошечка. Я позвала её , она пошла со мной и осталась у нас дома. Я знаю, что кошки выбирают себе хозяев. Муся выбрала меня! Она любит сидеть рядом со мной, когда я делаю уроки, особенно, когда я читаю. Она очень любит играть с моими карандашами. Когда мама меня за что- нибудь ругает, а такое редко, но бывает, Муся становится между нами. Так она меня защищает! Муся игривая, добрая и очень умная кошка. Я её очень люблю!

 

3 классы

 

3 Б класс:

 Александр: «Собака появилась в нашем доме по инициативе папы почти 4 года назад и сразу стала любимицей семьи! Она готова с нами прыгать, играть, бежать, ловить мяч … особенно она любит, когда ей чешут пузико.  Лайка, несмотря на приличные габариты и природную смелость, очень боится грозы. Она заходит в дом и становится беззащитным щенком и никакими уговорами ее не вытащить!
Все соседи считают ее своей собакой, потому что она гуляет по улице, радостно встречает живущих рядом.  Мама говорит, что уход за собакой меня дисциплинирует, помогает формировать такие качества как ответственность, доброту, учит заботиться о слабых и беззащитных.
Лайка стала настоящим другом и полноправным членом семьи!»

Дария: «Моего домашнего питомца зовут Вильмонд. Это кот, породы Скоттиш-страйт — это шотландская прямоухая кошка, одна из разновидностей шотландской породы, отличительные особенности которой: короткая плюшевая шерсть и стоячие ушки. Отсюда и объяснение, как переводится скоттиш-страйт: по-английски это scottish straight, перевод на русский — «шотландский» + «прямой».  У моего любимца шерсть серо -голубого цвета. Характер у моего кота: ленивый и высокомерный.  Он очень любит вкусно поесть и поспать. Еще он очень любит выезжать на дачу и находиться на свежем воздухе, наблюдая за птицами и бабочками.»

3 Г класс:

Ира.

Соня

4 классы

4Акласс:

Меня зовут София, а моего питомца Mr. Potato. Это джунгарский хомячок, он похож на маленькую, чищеную картошку. В моей семье он живёт второй год, это очень умный и интересный зверёк. Он ночной житель, днем отсыпается, укрывшись одеялом, а ночью крутит без устали свое колесо. Я за ним ухаживаю: чищу клетку, меняю воду. Он меня любит и отзывается на своё имя.🐁

4Б класс:

 

Генрих и его питомец.

 

Ульяна и мой домашний питомец. У меня есть снежный барс — Люси. Это шотландская порода кошек. Она не только кошка, но прежде всего очень добрый и верный друг. Я её очень люблю.

Фрукты на английском

Все мы любим вкусные фрукты, ароматные ягоды и полезные орехи. Но как все они называются в английском? Давайте же узнаем!

Для начала немного грамматики: нужно отметить, что слово fruit (фрукт) в английском имеет две формы множественного числа – fruit и fruits. Когда речь идет о любых фруктах без уточнения, употребляется fruit. Например, отдел магазина может называться “Fruit and vegetables” («Фрукты и овощи»).

Или вы можете сказать: “It’s hard to buy fresh fruit in winter” (Зимой трудно купить свежие фрукты). Если же имеются в виду различные виды фруктов, употребляется fruits. Например: “I want to try the tropical fruits of this island” (Мне хочется попробовать тропические фрукты этого острова).

Фрукты по-английски

Рассмотрим названия самых распространенных видов фруктов:

apple яблоко nectarine нектарин
avocado авокадо orange апельсин
apricot абрикос pear груша
banana банан papaya папайя
date финик pineapple ананас
fig инжир peach персик
grapefruit грейпфрут plum слива
grapes виноград persimmon хурма
kiwi киви pomegranate гранат
lime лайм
passion fruit
маракуйя
lemon лимон quince айва
mango манго tangerine мандарин
melon дыня watermelon арбуз

Ягоды по-английски

Вместе с фруктами стоит вспомнить и ягоды. Ягода по-английски – berry, и это слово является составной частью очень многих названий ягод.

blueberry голубика
blackberry ежевика
cherry вишня
currant смородина
cranberry клюква
chokeberry черноплодная рябина
goji berry ягоды годжи
gooseberry крыжовник
raspberry малина
strawberry клубника

Многие лесные ягоды носят разные названия в зависимости от региона. Например, морошка может называться cloudberry или yellowberry, в Канаде ее называют bakeapple, в Англии – knotberry, а в Шотландии – averin. Брусника может встретиться под названиями cowberry, foxberry или lingonberry.

Орехи на английском

И, наконец, перечислим названия некоторых орехов. В состав этих слов часто входит слово nut, что и означает «орех».

almond миндальный орех
cashew кешью
chestnut каштан
hazelnut лесной орех, лещина
nutmeg мускатный орех
peanut арахис
pine nut кедровый орех
pistachio фисташка
walnut грецкий орех

Теперь вы без труда сможете назвать по-английски свой любимый фрукт, ягоду или орех. И не забудьте поделиться этой вкусной темой с друзьями!

топ-13 слов, в которых делают ошибки 90 процентов людей – Учительская газета

Загадочен русский язык: склонения, спряжения, ударения. Но зато с родом – мужским и женским – не ошибешься! Так ли это? Есть слова, которые часто произносятся неправильно именно из-за неверного определения рода. Сетевое издание «Учительская газета» предлагает своим читателям список «женских» и «мужских» слов. Запомним их и избежим ошибок!

Фото: pixabay.com

Туфли-босоножки, песчаные дорожки…

На дворе лето, все переобулись в легкую обувь: туфли, босоножки, сандалии.

Но вот кто-то потерял…ту́фель! Или ту́флю? Сандалий или сандаль? Как часто мы слышим про один туфель, босоножек и тапок! Нашему уху это стало привычным. Но верно ли?

Обратимся к словарю М.В. Зарвы «Русское словесное ударение». Правильный вариант только в женском роде и с ударением на у́ во всех случаях – ту́фля, нет ту́фель, радоваться новым ту́флям. Ходить в туфля́х или не иметь туфле́й категорически запрещено. Терять туфлю́ и бросаться туфлёй тоже не следует. А, чтобы проще запоминалось, предлагаем наши карточки* и рифмы. Надо только обратить внимание, что прописными буквами выделены не ударения, а правильное или неправильное произношение.

И наши рифмы:

съела ва́флю – потеряла ту́флю или
совершили ку́плю – приобрели ту́флю.

***

А что с босоножками? С ними так же – это существительное женского рода. И в единственном числе звучит – босоножка, нет босоножки. Застёгивать босоножек и ходить в одном босоножке не только неудобно, но и неправильно.

Рифма тут самая простая, ведь и слово «босоножки» происходит от «босые ножки». А значит, и запомнить легко:

подвернулась ножка – слетела босоножка.
Красивую застёжку пришьем на босоножку.

***

Еще один вид летней обуви – сандалии. И тоже женского рода. Одна сандалия, надеть сандалию. А найти сандаль или потерять сандалий не получится, поскольку такой обуви нет.

Ну а запомнить можно, придумав рифму. Например:

В природе анома́лия –
Зимой нужна санда́лия.

***

Поехал я в Италию,
Нашел одну сандалию.

Бегаю и прыгаю, тренажеры двигаю

Туфли, сандалии – хорошо. Но на беговой дорожке в них не разбежишься. Да и на прогулке кому-то удобнее в спортивной обуви. И вот мы уже завязываем кроссовок. Именно так мы регулярно слышим от окружающих – кроссовок.

Однако завязать, надеть, испачкать, помыть можно только кроссовку. Слово это тоже женского рода, как и предыдущие.

Так что никакой кроссовок не поможет ни дистанцию пробежать, ни на велосипеде прокатиться.

Ну а упростить запоминание вновь поможет рифма:

Пойду на остановку искать свою кроссовку.

***

Что же получается? Все названия обуви относятся к женскому роду? Почему же? Есть сапоги, лапти, ботинки – они мужского рода. А из спортивной обуви – кеды. В единственном числе – кед, а не кеда.

Надо сказать, что на просторах интернета можно встретить статьи, где со ссылкой на словари предлагается и вариант женского рода. Однако ни словарь М.В. Зарвы «Русское словесное ударение», ни «Орфоэпический словарь русского языка. Произношение. Ударение» И.Л. Резниченко, ни «Орфоэпический словарь русского языка: произношение, ударение, грамматические формы» под редакцией Р.И. Аванесова не фиксируют форму единственного числа слова «кеды» в женском роде. Так что верно только – снять кед.

Примечательно, что в родительном падеже множественного числа можно: купить не только много кед, но и кедов.

Ну и снова рифма:

В лесу увидел чей-то след,
А оказалось – то мой кед!

Мягкие, пушистые тапки бархатистые

Ну вот мы и дома. Скинули сандалии, кроссовки, босоножки и надели тапки. А вот и не надели. Один тапок куда-то делся. А все потому, что ни тапка, ни слова такого не существует. Есть только женский род – тапка. И уменьшительно-ласкательное – тапочка.

Хотя в разговорной речи часто употребляется именно тапок или тапочек, которые так и норовят куда-то запропаститься.  

И, конечно, рифма!

Наша дочка-лапочка потеряла тапочку.

***

Мягонькая тапка, что кошачья лапка.

***

Ну и шлёпанцы. Вот они мужского рода – один шлепанец, а не одна шлепанца или шлёпанка. Хотя разговорное «шлёпка» многие источники относят к женскому роду, словари такого слова не фиксируют ни в каком варианте.

Попробуем запомнить:

наш гость – мальчишка-сорванец – надел собаке шлёпанец.

Бутыль, мозоль, аэрозоль

Бутыль – это емкость, в ней нам привозят воду. Или в нем? Бутыль женского рода, а ударение при склонении всегда остаётся на -ы́. Поэтому привезти нам могут только две буты́ли воды, а не два буты́ля или бутыля́. Хотя «бутыля́ми» воду доставляют довольно часто.

Произношение очень легко запомнить: вспоминаем слово «бутылка» – и род женский, и ударение на -ы́. Ну а потом представляем большую буты́ль, три буты́ли или много буты́лей. И, чтобы закрепить:

Здесь так давно стоит буты́ль.
На НЕЙ уж вековая пыль.

***

Бросим мы в буты́ли по палочке вани́ли.

***

Слово «мозоль» тоже женского рода, хотя очень часто у кого-то появляется «сухой мозоль». Не верьте, никакого мозоля не бывает – ни сухого, ни мокрого, ни болезненного. Есть только сухая, маленькая, большая – любая – мозоль.

А для запоминания можно вспомнить известное выражение «наступить на любимую мозоль», и все встанет на свои места. А можно вновь воспользоваться рифмой: соль попала на МОЮ мозоль.

***

Аэрозоль – жидкое вещество, находящееся под давлением в специальной упаковке: дезодоранты, освежители воздуха, лекарства. Как бы ни хотелось причислить это слово к женскому роду, не получится. Аэрозоль – «мужчина». А поэтому побрызгать и обработать можно только аэрозолем.

А рифму возьмем актуальную, из нашей жизни.

Вирус под контролем,
Обрабатываем всё аэрозолем!

Тюль, шампунь, плацкарта

Тюль – только «он». Хотя в повседневной речи мы часто слышим про красивую тюль или даже видим в магазине юбку из тюли.

Однако юбки, как и платья, бывают только из тюля. А для украшения окна мы купим отличный тюль.

Рифму придумать просто: зашел лишь только в вестибюль, а там висит шикарнЫЙ тюль.

***

И еще одно слово мужского рода, которое путают с женским – шампунь. Не бывает хорошей шампуни, можно купить только качественный и ароматный шампунь.

И наша рифма:

Потемнела вдруг латунь –
На нее попал шампунь.

***

А сейчас встречаем «женщину» – плацкарту. «Что еще за плацкарта такая? – скажете вы  – Плацкарт знаем, ездили. А плацкарты не бывает».

На самом деле нет как раз слова «плацкарт», сколько бы мы в нем ни катались.

Обратимся к словарям, на этот раз – толковым. Д.Н. Ушаков указывает на происхождение слова от немецкого Platz-Karte и дает понятие «плацкарты»: это дополнительная к проездному билету карточка или квитанция на нумерованное место в вагоне в поездах дальнего следования. Например, билет с плацкартой.  В словаре С. И. Ожегова и Н. Шведовой – это билет на нумерованное место в поездном вагоне.

Никакого плацкарта, под которым мы понимаем вагон с открытыми отсеками, нет. Правда, толковый словарь С.И. Ожегова предлагает понятие плацкартного вагона (но не плацкарта), определяя его как жёсткий вагон со спальными местами.

Разберемся? Все просто. Действительно, есть только плацкарта. А «плацкарт» появился, видимо, посредством сокращения «плацкартного вагона».

Отдельные источники приводят информацию, что верны оба варианта. И, более того, «плацкарта» устарела, давно используются билеты.

Не согласимся. Если мы посмотрим железнодорожный билет, то увидим там это слово. Независимо от степени мягкости вагона. Кроме того, слова «плацкарт» словари не фиксируют. Даже, если мы говорим «плацкарт» – это не означает, что данное слово соответствует литературной норме. Да и означают слова разное, соответственно, подменять друг друга не могут никак.

И маленький бонус – 14-е слово. Гренки́. «Что еще за зверь такой? Никогда так не говорил!» – скажет кто-то. Всегда были гре́нки. Не совсем так.

Еще недавно в словарях можно было найти только гренки́ и грено́к в единственном числе. То есть слово относилось к мужскому роду. Со временем «грено́к» претерпел чудесное превращение в «гре́нку» женского рода. И сейчас равноправны оба варианта.

Надеемся, наш небольшой список – 13+1 – поможет вам, дорогие читатели, правильно определять род существительного, а, значит – говорить и писать слова правильно.

Нашу новую рубрику «Грамотатор» мы хотим сделать постоянной. Уже сейчас вы можете узнать значение фразеологизмов и непонятных слов, а также куда ставится ударение и как появилась буква «ё».

Но развитие «Грамотатора» зависит от вас, наши читатели. Именно вы сможете помочь сделать рубрику интересной: регистрируйтесь на сайте сетевого издания «Учительская газета», пишите нам свои предложения и замечания.

А мы уже готовим для вас новые материалы и постараемся ответить на все ваши вопросы «Грамотатору». 

*рисунки Лии Волчер

Как пишется «толи» или «то ли»: морфологический разбор и примеры

На сегодняшний день считается, что грамотность не обязательный атрибут образованного и воспитанного человека. Однако это мнение ошибочно, несмотря на то, что автословарь на телефоне действительно исправляет все орфографические и грамматические неточности. Но как же стилистика и пунктуация, речевые ошибки? Никакая машина не заменит человеческое мышление. В приличном обществе, на собеседовании, в работе и деловой переписке  грамотность – важный пункт, по которому оценивают личность и имидж компании. Особенно возникают затруднения с написанием частиц и союзов. Самая распространенная погрешность – толи как пишется союз, слитно или раздельно, расскажем в статье.

Как правильно пишется

Лексема состоит из указательного местоимения “то” и частицы “ли” и превращается в разделительный союз. Существует только один правильный вариант написания – “ то ли”. Почему словоформа пишется раздельно расскажут правила. 

Какое правило применяется

Орфографическая норма говорит, что неотрицательные частицы -ли( -ль), -бы(-б), -же(-ж) со словами пишутся раздельно: сделал бы, всегда ли, однако же. Не путайте с лексемами, где частицы -же(-ж) входят в состав: неужели, также, тоже.

Стоит уточнить, что если повторяющийся cоединительный или разделительный союз объединяет однородные члены предложения, то между ними ставится запятая (то ли…то ли, не то…не то, и…и).

Морфологические и синтаксические свойства

Подскажет, как правильно писать, разбор слова “то ли”.

Рассмотрим личное местоимение “то” –  роль местоимений в предложении определяется вместо какой части речи  используется. Местоимение может быть любым членом предложения, чаще выступают в роли подлежащего, местоимения или обстоятельства. Именную часть сказуемого также можно заменить этой частью речи.

“То ли” – разделительный союз в предложениях,  имеет значение чередования, выбора или неопределенностью.

Примеры предложений

Закрепить правильный вариант написания помогут примеры предложений:

  1. Начался то ли дождь, то ли снег – с неба так льет, что никак не разобраться.
  2. Планировали поездку еще в прошлом году, теперь непонятно, то ли поедет сестра с нами, то ли нет.
  3. Отец никак не может решить: то ли ехать на рыбалку с братом, то ли поехать в гости к бабушке вместе с нами.
  4. Разберись, чего ты хочешь: то ли кушать, то ли спать!
  5. Любимая песня моей бабушки “То ли еще будет”.

Как неправильно писать

Во избежание путаницы и нелепых ошибок, необходимо понять, как писать неправильно:

  1. Толи – грубая ошибка в правописании союза; если написать эту часть речи в таком виде, люди подумают, что идет речь о человеке по имени Толя.
  2. То ле – не существует частицы “ле”.
  3. То-ле. Правило дефисного написания частиц здесь применить нельзя.  Через дефис пишутся слова с частицами -таки, -ка, -де, -то, будь-, -небудь, кое-, кой-.
  4. Путаница с существительным толь (гидроизоляционный материал), именительном и винительном падеже звучит “толи”.

Значение

Разделительный союз “ то ли” передает неопределенность, возможность единственного выбора и чаще всего употребляется с повторением.

В древности существовал слитный союз “толи” вместо “или”, но его изъяли из обращения. Языковеды  объясняют это тем, что в союзе “то ли” акцент на следующем слове, а в “толи” (как сочетание местоимения и частицы) внимание заостряется на местоимении “то”. Вторая проблема заключается в падежах, роде и числе, ведь “то ли” изменяется по всем показателям, а “толи” (“толь”)  имеет только одну неизменяемую форму.

Интересно то, что в старорусском языке был омоним “толь”, означающий “столько”.

Синонимы

Сомневаетесь какой вариант написания правильный? Замените похожей по значению лексемой.

  • и;
  • или;
  • ли;
  • либо;
  • не то;
  • может;

Заключение

Употребляя выражение “то ли” помните универсальное правило написания неотрицательных частиц со словами, тогда избежать ошибок наверняка получится . Знание языковых норм – важный навык, который улучшит общее впечатление от вас. Уделяйте время не только орфографии, но и тонкостям грамматики и стилистики.

Любимое определение и значение | Словарь английского языка Коллинза

Примеры «любимый» в предложении

любимый

Эти примеры были выбраны автоматически и могут содержать конфиденциальный контент. Подробнее… Никто не приносит пользы, и меньше всего — вашему любимому сыну.

Times, Sunday Times (2016)

Вот это грандиозное событие произошло, и мой любимый сын пропал.

Солнце (2014)

Его любимая жена была убита в предыдущей книге.

Times, Sunday Times (2015)

Чем вы относитесь к своей любимой кошке?

Times, Sunday Times (2011)

Как бы все обернулось без влияния их любимой матери?

Times, Sunday Times (2010)

Возлюбленный — идеальный ученик.

Христианство сегодня (2000)

Где ее любимый муж, когда он ей нужен?

Times, Sunday Times (2013)

Он овдовел уже три года и до сих пор оплакивает свою любимую жену.

Times, Sunday Times (2012)

Сколько родителей поместят фотографию любимого сына или дочери в форме среди украшений?

Солнце (2010)

Наша любимая собака на заднем плане продолжала исцелять нас через брак, проблемы со здоровьем и смерть в семье.

Times, Sunday Times (2015)

Подробнее…

Некоторые из вас могут еще раз оплакивать переход от любимой жены к футбольной вдове, но другие вычеркивают.

Солнце (2009)

Обретает идеальную жену, рождает любимую дочь.

Times, Sunday Times (2013)

Я очень люблю его любимую жену, дочь и семью.

Солнце (2013)

Может быть, просто нет никого, кто мог бы сравниться с его любимой мамой.

Солнце (2016)

Неудивительно, что между ней и ее любимыми сыновьями возникает разрыв.

Times, Sunday Times (2011)

Я наблюдала, как мой любимый муж стареет с бременем заботы обо мне.

Times, Sunday Times (2012)

Она сказала, что беспокойство о том, что происходит в любимом лесу ее отца, вызывает у нее бессонные ночи.

Times, Sunday Times (2013)

Не в отношении ее любимого отца.

Кристина Додд SOMEDAY MY PRINCE (1999)

Теперь у меня есть любимая дочь.

Times, Sunday Times (2008)

Я буду в постели со своим возлюбленным и моими собаками, которым снятся маленькие дикие сны.

The Sun (2015)

Он не мог позволить себе, чтобы его две любимые собаки поехали, но эксклюзивное интервью в The Sun оплатило их полеты.

Солнце (2014)

Тони Моррисон в фильме «Любимая»

Я начал думать о Beloved в 1983 году. Как и с самого начала моих писательских лет, я был привлечен к нему своими сложными отношениями с историей. Отношения, которые были настороженными, настороженными, но готовыми к тому, чтобы избежать сомнений. Это было предостережение, основанное на моем раннем студенчестве, в течение которого я остро осознавал стирание, пропуски и молчания в доступной мне письменной истории — молчание, которое я принимал за осуждение.Казалось, история о них. И если я или кто-то из представителей меня когда-либо упоминался в художественной литературе, обычно это было то, что я хотел бы пропустить. Не только в произведениях Гарриет Бичер-Стоу и бессовестном унижении Марка Твена взрослого мужчиной руками детей; в те годы не было передышки даже в энциклопедии или в исторических текстах. Хотя я сохраняю хладнокровие при чтении исторических текстов, это взгляд не круче, чем тот, который, по мнению историков, следует сохранять при чтении художественной литературы.Тем не менее, несмотря на мою настороженность, мой скептицизм, у меня есть прочная и постоянная зависимость от истории, отчасти от имеющихся у меня там данных, но в основном именно от тех пробелов, этих стирания, этого осуждения. Именно в промежутках записанной истории я часто нахожу «ничего», или «недостаточно», или «нечеткую», «неполную», «дискредитированную» или «скрытую» информацию, важную для меня. Например, в 1963 году мой первый роман, Самый голубой глаз , был преодолен массовым увольнением определенной части населения (к которой я принадлежал) в исторических текстах и ​​литературе.Из всех персонажей, выбранных для художественной экспертизы с сочувствием или презрением, совершенно отсутствовали уязвимые молодые черные девушки. Когда они действительно появлялись, это были шутки или примеры жалости — жалости без понимания. Казалось, никто не упустил их присутствие в центре внимания, и никто, казалось, не воспринимал их всерьез, кроме меня. Я не виню в этом литературу. Писатели пишут то, что им нравится и что их интересует. И даже афроамериканские писатели (в основном мужчины, но не все) ясно дали понять, что, за исключением фона, препубертатные черные девушки неспособны удерживать интерес или стимулировать свое любопытство.Но дело не в отсутствии любопытства писателей. Для меня принудительное или избранное молчание, способ написания истории, контроль и формирование национального дискурса.

Несмотря на то, что исторический анализ сильно изменился (и он сильно изменился) и расширился за последние сорок лет, молчание, касающееся определенных групп населения (меньшинств), когда оно окончательно сформулировано, все еще понимается как дополнительное описание маргинального опыта, дополнительная запись, не связанные с мейнстримом истории; как бы расширенная сноска, которая интересна, но вряд ли имеет важное значение для прошлого страны.Расовая история, например, остается во многом параллельной основным историческим текстам, но редко рассматривается как ее основа или ткань и редко пронизывает всю ткань. Эти вспомогательные и параллельные тексты набирают популярность среди читателей, но остаются предметом серьезных споров. (Споры о материалах для чтения закрутились во многих средних школах.) Хотя молчание провоцировало практически всю мою работу, заполнить их собственным воображением легко заметить, но не так просто сделать. Мне нужно найти зацепку, изображение, газетную статью, которая вызывает устойчивые размышления, «а что, если?». или «как это должно было быть?»

Любимый возник как общий вопрос и был начат с газетной вырезки.Общий вопрос (помните, это было начало восьмидесятых) был сосредоточен на том, как — помимо равных прав, доступа, оплаты и т. Д. — женское движение определяет искомую свободу? Одной из основных областей ожесточенных споров был контроль над собственным телом — аргумент, который сейчас так же распространен, как и тогда. Многие женщины были убеждены, что такие права распространяются на выбор быть матерью, предполагая, что отказ от матери не является недостатком, а выбор без матери (на сколько бы долго) можно было добавить к списку свобод; то есть, можно выбрать жизнь, свободную от деторождения и без деторождения, и при этом не требуется никаких негативных или оценочных суждений.

Другой аспект женского движения заключался в сильном поощрении женщин поддерживать других женщин. Не допускать, чтобы отношения с другой женщиной были подчинены отношениям с мужчиной. То есть время, проведенное с подругой, не было простоем. Это было в реальном времени.

Завершение дебатов было более сложным (в нем было много классовых конфликтов), но это были проблемы, всплывающие с энтузиазмом. Ко второму (женщины — важные друзья) я обратился в Сула .Но первое — свобода как владение телом, бездетность, выбранная как признак свободы, глубоко увлекло меня. И здесь снова замалчивание исторических отчетов и маргинализация меньшинств в дебатах привлекли мое внимание и доказали, что это очень интересная вещь для исследования. Например, с точки зрения рабынь. Предположим, рождение детей, называемое матерью, было высшим актом свободы, а не ее противоположностью? Предположим, вместо того, чтобы иметь детей (из-за пола, рабского статуса и прибыли), кто-то решил нести за них ответственность; требовать их как свои собственные; Другими словами, быть не заводчиком, а родителем.В условиях рабства США такое заявление было не только социально неприемлемым, но и незаконным, анархичным. Это также было выражением невыносимой женской независимости. Это была свобода. И если это утверждение распространялось на детоубийство (по какой-либо причине — благородной или безумной), оно могло стать и действительно стало политически взрывоопасным.

Эти мысли сошлись воедино, когда я вспомнил газетную статью, которую я прочитал примерно в 1970 году, описание аболиционистского дела célèbre было сосредоточено на рабыне по имени Маргарет Гарнер, которая действительно делала такие заявления.Детали ее жизни были захватывающими. Но я выбирал его части и манипулировал ими в соответствии со своими целями. И все же мое нежелание вступить в период рабства отключало меня. Необходимость пересмотреть и представить это было отталкивающим. Кроме того, я полагал, что никто другой не захочет глубоко копаться во внутренней жизни рабов, кроме как для того, чтобы призвать их благородство или жертвенность, чтобы они были возмущены или самодовольно охвачены жалостью. Ни то, ни другое меня не интересовало. Акт письма — это своего рода акт веры.

Иногда то, что есть — то, что уже написано — идеально, а подражание абсурдно и недопустимо.Но идеальное — это еще не все. Другое дело, требуется другое. Иногда того, что уже есть, просто недостаточно; в других случаях он нечеткий, неполный, даже ошибочный или скрытый. Иногда, конечно, ничего нет. А для писателя это настоящий азарт. Не то, что есть, а то, чего нет.

В это ничто поднимается высокая дверь; его оборудование тяжелое, надежное. Никакой колокольчик не приглашает тебя за руку. Итак, вы стоите там, возможно, или отодвигаетесь, а позже, сунув руку в карман, вы находите ключ, который, как вы знаете (или надеетесь), подходит к замку.Еще до того, как тумблеры упадут, вы знаете, что найдете то, что надеялись найти: слово или два, которые превращают «недостаточно» в большее; строка или предложение, которое вставляется в ничто. При правильной фразе этот смысл становится мутным, освещается, освещается по-другому. За этой дверью открывается своего рода свобода, которая может напугать правительства, поддержать других и избавить целые страны от неразберихи. Однако более важным является то, что писатель, который переступает через эту дверь языком своего собственного интеллекта и воображения, попадает на неколонизированную территорию, которую он может по праву считать своей собственностью — по крайней мере, на время.

Совместные усилия, направленные на то, чтобы избежать представления рабской жизни как прожитой с их собственной точки зрения, стали подтемой, структурой работы. Забывание прошлого было двигателем, и персонажи (кроме одного) намерены забыть. Единственное исключение — это тот, кто жаждет прошлого, отчаянно хочет, чтобы о нем не просто вспомнили, а чтобы с ним справились, противостояли ему. Этот персонаж будет единственным, кто сможет точно осудить собственное убийство: мертвый ребенок. Возлюбленный. Таким образом, пройдя по нескольким маршрутам, пытаясь определить структуру, я решил, что самое бесспорное, что можно сказать об институте рабства по сравнению с современным временем, — это то, что он преследует всех нас.Что во многих отношениях вся наша жизнь связана с прошлым — с его манипуляциями и, боясь его схватки, игнорируя, отклоняя или искажая его в соответствии с собственными предпочтениями, но всегда не в состоянии его стереть. Когда, наконец, я понял природу преследования — то, чего мы жаждем и чего боимся, я смог увидеть следы призрачного присутствия, остатки подавленного прошлого в определенных конкретных, но также и намекающих деталях. Особенно следы. Они исчезают и возвращаются только для того, чтобы снова исчезнуть.Концовка моих романов должна быть ясна в моей голове, прежде чем я начну. Так что я смог описать это преследование еще до того, как узнал все, что к нему могло привести.

Пингвин Рэндом Хаус

Выдержка из: ИСТОЧНИК САМООБРАЩЕНИЯ: Избранные эссе, речи и размышления Тони Моррисон. Авторские права © 2019 Тони Моррисон

Опубликовано по договоренности с Knopf , является оттиском издательства Knopf Doubleday Publishing Group, подразделения Penguin Random House LLC.

ТОНИ МОРРИСОН — автор двенадцати романов, от «Самый голубой глаз» (1970) до «Боже, помоги ребенку» (2015). Она получила Национальную премию кружка книжных критиков и Пулитцеровскую премию. В 1993 году ей была присуждена Нобелевская премия по литературе. Она живет в Нью-Йорке.

Получите Shondaland прямо в свой почтовый ящик : ПОДПИСАТЬСЯ СЕГОДНЯ

Этот контент создается и поддерживается третьей стороной и импортируется на эту страницу, чтобы помочь пользователям указать свои адреса электронной почты.Вы можете найти больше информации об этом и подобном контенте на сайте piano.io.

Что значит «любимый»?

Мусин Алмат Жумабекович:

1. Разум — это целый океан мыслей. Ум — это целый океан мыслей, состоящий из разных мыслей всех жизней. Подсознание хранит в себе целую жизнь различных мыслей. Это целая эпоха прожитых жизней. Эпопея и большая история жизненного опыта. Океан, на дне которого лежат ценные жемчужины.Мужчина подобен крабу-отшельнику, путешествующему по дну океана своих мыслей. На поверхности — буря отчаяния, а в глубине — тишина и тьма забвения. Как именно раскрывается личность человека, постигающего себя в изобилии мыслей. И мысли становятся личностями, и весь хор становится единым голосом арии о страдании. Крики души, прославляющие эту жизнь о жизненном опыте. В человеке целый океан жизни, нераскрытых личностей и их судеб.Один человек ест другого, и так происходит противостояние. 2. Только философия добра и света, философия благородства вылечит времена. 3. Одиночество — это бесчувственность, ты начинаешь жить настоящим. 4. Ночь, которая скрывает тайны депрессии и уныния и одиночества, все скрыто во тьме, в ней чувствуется боль, красный цвет блудодеяния, в котором люди и жизнь могут быть потеряны, как туман, скрытый в дыму мыслей, каждый находится в себе, и показано, что каждый находится в своем собственном измерении.Жизнь — забвение, в которое человек погружается в безразличие. 5. Поскольку сейчас людьми движут кибер-инстинкты и кибер-эго-гигантизм. Мы отвлекаемся от самой жизни. 6. Иногда кажется, что из-за де-джа-вю и хроники акаши вы находитесь в одной жизни из-за кармической работы многих жизней. Это как смотреть один и тот же фильм снова и снова. И после просмотра одной-двух камер, вы наконец понимаете смысл фильма, в чем смысл жизни, вы понимаете и чувствуете вечность, что вы просто зритель в этой вечности.7. 1. Химия и радиация и физика манипуляций, ведущих к сомнительному будущему. Все это, вся эта чушь разгоняет конвейер к гробу. 2. Люди топчут друг друга в грязи, таким образом удобряют землю трупами. Они делают это, чтобы пробить пустые обещания наверху. Прогулка по горам трупов. 3. Мы любим человека через интуицию, отрицающую реальность. Любовь бессознательна. 8. Мысли — это сложный лабиринт, который иногда замыкает порочный круг, и мы теряемся в себе.Так мы теряемся в самой жизни. И здесь может помочь компасная интуиция со стрелой совести. Мы рисуем ходы и пути, которые еще больше сбивают нас с толку. Лабиринт подсознания — сложный и совершенно парадоксальный путь эгоизма. 9. Вы будете намного счастливее, если будете жить в реальности, но не в реальности людей, а в реальности жизни, созданной Богом и природой. 10. Люди хотят творить зло из вежливости и дипломатии. 11. Это такая смазка из вежливости, они стараются сделать все адекватным, поэтому безумие и парадокс превращаются в норму, превращая вас в неадекватность.Преобладание дипломатии, которая помогает достичь собственных интересов. Достичь своей цели пытается человек, а не справедливость. 12. Нецеловавшаяся девственница — это секс-игрушка, которую не вынимают из упаковки и в итоге отправляют в музей забавных экспонатов. 13. 1. Когда вы теряете любимую женщину , ваше сердце замирает. И это превращается в ожидание в пустоте. Вы ждете того, кто не придет. Та самая женщина. Утрата любимой женщины подобна смерти. Тьма в вечности и пустота.Весь мир кажется холодным и пустым. И я хочу заморозить весь мир. И ничто не может утешить душу, кроме любимой женщины , которая словно дыхание освежила воздух жизни. А жизнь и реальность кажутся такими холодными и пустыми. Все замирает, и только теплый луч надежды может утешить вас в темноте одиночества. Так холодно, пусто и темно. Вы замираете в криогенном заморозке одиночества в ожидании лучших времен. 2. Счастье фрагментарно, в определенные периоды хронометража фильма судьбы.3. Сценарий жизни тщательно управляется высшими силами. 4. Временная петля — это романтика квантового эха ностальгии по реинкарнации. 5. Эгоизм умножает философию, так размножаются формы жизни. 14. 1. Карманные часы похожи на компас осознания, как феникс, обращающий эволюцию в пыль и порождающий новую ветвь. 2. Применяя новые мазки красок лжи, новые теории и гипотезы закрашивают прежнюю картину мира. 3. Настоящее самое уязвимое место генетики.15. Нуарная реальность, неоновый блюз романтики, саксофон звучит в тишине, а реальность шепчет в моей голове. Жизнь — блуд, а неон — как электрическая ловушка для насекомых, мы горим из-за своих желаний. Мы блуждаем среди парадоксов, а пустота материализма для некоторых людей подобна наркотику. Неоновые иллюзии. Обилие иллюзий. Богатство, ведущее к забвению. Рекламные огни как проводники в пустоту. Мы забываем, кто мы. Погружаемся в глубины амнезии иллюзий. Жизнь — это философский роман пустоты.Все это так красиво снаружи, как неоновое шоу-концерт, манящее послушные массы людей. Депрессивный блюз, в котором мы ищем смысл среди ерунды. Автор: Мусин Алмат Жумабекович

Любимый — Большой объем

Выписка

Захари Дэвис: «124 был злобным. Полный яда младенца. Женщины в доме знали это, и дети тоже. В течение многих лет каждый мирился со злобой по-своему, но к 1873 году Сет и ее дочь Денвер были единственными жертвами.

Это вступительные строки к роману Тони Моррисон 1987 года « Любимая ».

Эми Хангерфорд: Итак, это была дезориентация и своего рода телескопический выход от этого странного обращения к концу этого абзаца, вы знаете, 1873 год … Это способ телескопически перенести вас в целый мир и умение писать, чтобы достичь этого всего за несколько предложений … Меня это зацепило.

Я Эми Хангерфорд. Я профессор английского языка и сравнительной литературы в Колумбийском университете и декан факультета.

Захари Дэвис: Этот ребенок злобный, потому что она мертва. Она была дочерью Сете, но Сете убила ее много лет назад — не из ненависти, а из любви.

История Тони Моррисон вдохновлена ​​реальной историей женщины по имени Маргарет Гарнер. Гарнер родилась в рабстве, но сбежала со своим ребенком, когда ей было 22 года. Когда ловцы рабов нашли ее, Гарнер убила ее собственного ребенка, а не вернула ее в рабство.

Эми Хангерфорд: Итак, когда Сет делает выбор, этот ужасный выбор лишить жизни своего ребенка, вы чувствуете, как весь мир сговорился сделать этот ужасный поступок выбором.

Захари Дэвис: Возлюбленный — это история о одержимости, боли и психологических последствиях рабства.

Эми Хангерфорд: Магия намного глубже, чем жанр или техника. Это действительно волшебство видения мира в палимпсесте времени со связями между человеческими жизнями и человеческим сознанием, которое превосходит даже отдельные воплощения, конкретных людей. Это волшебство, которое Моррисон создавал на странице.

Захари Дэвис: Добро пожаловать в Writ Large, подкаст о том, как книги меняют мир.Я Закари Дэвис. В каждой серии я говорю с одним из ведущих ученых мира об одной книге, которая изменила ход истории. В этой серии я сел с профессором Эми Хангерфорд, чтобы обсудить серию « Возлюбленных» Тони Моррисон.

Тони Моррисон родилась в 1931 году в Лорейне, штат Огайо. С ранних лет истории были частью ее жизни. Родители Моррисон познакомили ее с различными афроамериканскими народными сказками и музыкой. Она была заядлым читателем, и ей особенно нравились произведения Джейн Остин и Льва Толстого.

Она получила степень бакалавра английского языка в Университете Ховарда и степень магистра искусств в Корнельском университете. Следующие десять лет Моррисон преподавал английский язык в Южном Техасском университете и Университете Ховарда. Она вышла замуж, затем развелась и родила двоих детей.

Во время обучения в Ховарде Моррисон начал экспериментировать с написанием художественной литературы. Она присоединилась к группе писателей, которые периодически встречались, чтобы обсудить свои работы. К середине 1960-х Моррисон оставил преподавание и стал старшим редактором отдела художественной литературы издательства Random House.

Эми Хангерфорд: И она была первой чернокожей женщиной, которую наняли в качестве редактора, и она сделала значительные приобретения для этого издателя. Она опубликовала Гейл Джонс. Она опубликовала Генри Дюма, Хьюи П. Ньютона, Мухаммеда Али, Анжелу Дэвис.

В период, когда Тони Моррисон была редактором в Random House, количество опубликованных черных писателей было заметно выше, чем после ее ухода. Так что она оказала реальное влияние, внося эти очень важные голоса в американские публикации и мировое сознание через их работу.

Захари Дэвис: Работая в Random House, Моррисон начала писать свой первый роман, The Bluest Eye . Чтобы найти время между работой в Random House и воспитанием двоих детей в одиночку, Моррисон просыпалась каждое утро в 4 часа утра и писала. Она опубликовала The Bluest Eye в 1970 году, когда ей было 39.

Эми Хангерфорд: Я думаю, что она стала писателем позже в жизни, выполнив эту работу с такими знаниями, которых просто нет у большинства молодых писателей. как читателей, так и их мыслей, но также глубоко задумавшись о мире как взрослый, как зрелый человек и понимая расу таким образом, который — раса и ее роль в американском опыте — действительно весьма примечательным образом.

Захари Дэвис: The Bluest Eye происходит в родном городе Моррисона Лорейн, штат Огайо. Это история молодой афроамериканской девушки по имени Пекола, которая выросла после Великой депрессии. В юности Пеколу называли некрасивой из-за темной кожи. В результате ей нравятся голубые глаза — черта, которую она приравнивает к белому цвету.

Эми Хангерфорд: И вы можете увидеть там такой же политический анализ или понимание американской культуры, расизма в американской культуре.Это центральное место в романе. И, вы знаете, это показывает все отметки ее творчества, глубокое сострадание к самым разным персонажам.

Захари Дэвис: Помимо The Bluest Eye , Моррисон опубликовал еще три романа до Beloved Sula , Song of Solomon и Tar Baby . В 1983 году она оставила издательское дело, чтобы больше времени уделять писательскому мастерству. Она также снова начала преподавать английский язык в различных университетах, в конце концов приземлившись в Принстоне, где она оставалась до выхода на пенсию.

Эми Хангерфорд: Вы знаете, в течение долгого времени она преподавала творческое письмо в Принстоне, и у нее было несколько иное видение того, как это выглядит. Она назвала свою мастерскую ателье , местом для создания искусства, для сшивания новых работ и исследования писателей.

Вы знаете, я думаю, что Принстон был учреждением, в котором она жила в течение длительного периода времени, и, должно быть, она в некотором роде удовлетворяла ее продолжение.Ей не нужно было ассоциироваться с университетом, но ее ощущение как преподавателя также можно почувствовать в письме.

Захари Дэвис: Моррисон написал Любимый в 1987 году. Это был ее четвертый роман.

Захари Дэвис: Не могли бы вы, читатели, которые никогда не читали это, рассказать нам, что это за история в целом и как она развивается?

Эми Хангерфорд: Итак, Возлюбленный — это роман, вдохновленный газетной вырезкой, и вырезка фактически сама появляется в определенный момент романа.Это была вырезка из газеты XIX века, в которой рассказывалось об этой женщине, Маргарет Гарнер, которая, когда за ней пришли ловцы рабов, убила ее собственного ребенка, а не вернула его в рабство.

Захари Дэвис: Маргарет Гарнер родилась в рабстве в Кентукки. В 1856 году, когда ей было 22 года, она сбежала со своей семьей и сбежала на север, в свободный штат Огайо. Они нашли убежище у дяди Гарнера.

Хотя Гарнер и члены ее семьи были на свободе, они не были в полной безопасности.По закону любой беглый порабощенный должен был быть возвращен своим поработителям. Так и случилось. Маршалы США нашли Гарнеров. Но прежде чем они смогли арестовать семью, Маргарет Гарнер убила свою двухлетнюю дочь Мэри ножом мясника. Она приготовилась убить других своих детей и себя, но ее арестовали, прежде чем она успела это сделать.

Эми Хангерфорд: Итак, Моррисон берет этот загадочный кусочек истории, и она полностью воплощает эту женщину, которой она дает имя Сет.И она пытается создать человека, который найдет себя в этот момент и предпримет это действие.

Захари Дэвис: В отличие от Гарнера, главный герой Сет и ее семья были действительно свободны. Возлюбленный начинается в 1873 году, и с этого момента рабство было отменено в каждом штате. Сет живет в Цинциннати, штат Огайо, со своей 18-летней дочерью Денвер. Но потом происходит нечто загадочное.

Эми Хангерфорд: Появляется молодая девушка и, по сути, следует за Сетом до дома и становится частью ее семьи.И Сете называет ее Возлюбленным, или она называет себя Любимой, и Сете принимает это имя.

Другая дочь Сете, Денвер, которая также с ней, полюбила Возлюбленного как сестру. А потом выясняется, что Возлюбленный, эта молодая девушка, подкидыш, кажется, кое-что знает о Сете, о ее истории. У нее очень странная манера говорить, как если бы она была каким-то образом несформирована, умственно или молода, или по-детски, даже по-детски. Итак, эта история разворачивается, и мы узнаем, что Возлюбленный — это каким-то образом воплощение ребенка, которого убила Сете.

Захари Дэвис: Годами ранее Сет был порабощен на плантации Sweet Home в Кентукки. Как и в реальной истории Маргарет Гарнер, Сете сбежала со своей семьей и сбежала на север, в Цинциннати. Ее обнаружили ловцы рабов, но прежде чем они смогли ее арестовать, она схватила своих детей, побежала к дровам и попыталась убить их всех вместо того, чтобы вернуть их в рабство. Но, как и Гарнер, Сете удалось убить только одного из своих детей, двухлетнюю дочь.Дух этой дочери вернулся и теперь обитает в теле Возлюбленного.

Эми Хангерфорд: Так вот, в дом Сет также приходит человек по имени Пол Ди, который был одним из мужчин, порабощенных на Сладком Доме, плантации, где Сете, ее муж и ее семья также были порабощены. И Пол Ди приходит, чтобы найти ее после того, как рабство закончилось, и хочет, чтобы начать с ней жизнь, всегда был немного влюблен в нее. И он возвращается, чтобы найти ее. Они становятся парой и начинают пытаться любить друг друга так, как это возможно на свободе, а не в рабстве.

Это основной сюжет. И я бы сказал, что основная тема романа — это то, как один человек может любить другого на свободе? Что значит быть свободным человеком? И каковы последствия свободы для любви?

Захари Дэвис: Где происходит действие романа, в какой период времени? А что происходит с чернокожими американцами и их отношениями к государству и режимам угнетения?

Эми Хангерфорд: Итак, это, вы знаете, 1870-е, 1880-е годы Огайо.Это место, где сформировались общины чернокожих после Гражданской войны и разрушения, побеги на Север. Итак, у него есть своего рода история, это место, где можно было достичь свободы.

Захари Дэвис: Рабство было официально отменено в Соединенных Штатах в 1865 году. Хотя это был шаг к юридической свободе для многих порабощенных людей в США, жизнь чернокожих американцев была далека от мира.

Эми Хангерфорд: Существует много расовой напряженности только из-за истории, вы знаете, белого расизма, белого превосходства.Итак, черные жители обнищали. Они должны держаться вместе. Они все еще подвержены, если не рабству, сегрегации, как это было заложено Джимом Кроу в конце Реконструкции. Итак, все это является частью реальности, в которой действуют Сете, ее семья и их сообщество.

Захари Дэвис: Моррисон исследует понятия свободы и владения через Возлюбленную, которая хочет завладеть жизнью Сет, потому что Сет владел ею.

Эми Хангерфорд: Итак, ребенок в ярости из-за того, что у нее отняли жизнь, и это правильно.Это должно привести в ярость любого человека. И все же, когда Возлюбленная возвращается, то, что она хочет, — это странное сочетание обоих мести своей матери за то, что она отняла ее жизнь, овладела ею так, как рабство, знаете ли, разделяет эту логику. Один человек может владеть жизнью другого. Что ж, в некотором смысле это то, что делает Сете, когда забирает жизнь своего ребенка.

Итак, младенец в ярости, и младенец тоже голоден, бесконечно голоден по материнской любви. И это в последнем, который заканчивается как бы поеданием, почти в буквальном смысле — например, Возлюбленная не может получить достаточно сладкого, а Сете просто пытается накормить ее все больше и больше, и она становится огромной.И в конце концов она забеременеет. Она спит с Полом Д. И к концу романа она представляет собой чудовищную беременную воплощенную форму этого мстительного ребенка. И этот мстительный ребенок хочет любви.

И Моррисон, раскрывая эмоциональные механизмы этого и превращая это в эту невероятную драму одержимости, она показывает, как должна выглядеть взрослая любовь, как она должна отличаться от той, чтобы поддерживать достоинство свободного, взрослая женщина или свободный взрослый мужчина.

Захари Дэвис: Хотя Сете больше не порабощена, она еще не свободна.Ее жизнь все еще находится в руках Возлюбленного.

Эми Хангерфорд: Преображается способность Сет любить себя. Она говорит Полу Д.: «Мои дети были для меня самым лучшим». И Пол Ди говорит: «Нет, Сет, ты самое лучшее для себя».

Для меня это то, что Моррисон говорит о любви в свободе, о том, что в свободе ты сам, и что была способ, которым мать-любовь Сете — И это своего рода радикальная идея, и я, и , и я не знаю, что об этом следует думать, но что есть способ, которым материнская любовь, любовь ребенка выше любви к себе, связана с формой рабства, не владеющей собой.И когда, так, так, когда Пол Д говорит: «Ты самое лучшее для себя», она призвана ценить себя и не быть одержимой кем-либо, даже ее собственным ребенком.

Захари Дэвис: Вы думаете, что Возлюбленная действительно приходит в такое состояние, разве она, развивает ли она самолюбие и, я думаю, здоровые отношения с другими, которые, как вы знаете, кажутся Моррисону? быть заинтересованы в?

Эми Хангерфорд: Нет, не знает. Она должна быть изгнана до конца.Морриссон показывает нам, что эта сила настолько чрезмерна, что, в конце концов, когда она наполнена своего рода сверхъестественной соблазнительностью, только коллектив, коллектив сообщества могут как бы защитить Сету от этого чудовищного возвращения. детка.

Захари Дэвис: Когда Сете забрала жизнь своего ребенка, ее община сторонилась ее. Но когда Возлюбленный возвращается, сообщество приходит на помощь Сете.

Эми Хангерфорд: Сообщество наблюдает за тем, что происходит с Сетом от руки Возлюбленной.Они слышат шепот и сплетничают о том, что происходит. И, наконец, сообщество собирается вместе, и они говорят: «Этого… достаточно, достаточно. Этот ребенок, этот вернувшийся сердитый ребенок не имеет права лишать жизни эту женщину, что бы она ни сделала ». И в группе есть пара женщин, которые в конце отправляются на изгнание нечистой силы, чтобы провести своего рода экзорцизм в доме Сете, которые помнят, что они были жертвами неоднократных изнасилований со стороны своих поработителей. И они помнят, как ненавидели детей, рожденных в результате этих изнасилований.И это своего рода активация сложностей, даже материнской любви, родов в условиях жестокого обращения и рабства. И эта сила побуждает их идти и петь в сообществе, собранном вокруг дома Сете. И именно их совместное пение заставляет этого ребенка исчезнуть.

Захари Дэвис: Beloved сразу же стала самой известной работой Моррисона. В 1987 году он был номинирован на Национальную книжную премию, а в 1988 году получил Пулитцеровскую премию в области художественной литературы.Он был адаптирован к фильму и снялся в главной роли Опры Уинфри.

Beloved — все еще молодая работа, но ее культурное влияние уже можно увидеть в том, как мы думаем об идентичности и наших отношениях с прошлым.

Эми Хангерфорд: Я определенно вижу влияние Возлюбленный на то, как писатели освобождаются с помощью таких вещей, как передача памяти во времени. Сегодня это очень мощный инструмент, и, я думаю, люди жаждут его. Итак, я думаю, что ее работа и то, как этот роман сделал правдоподобным, что у вас может быть воспоминание, принадлежащее кому-то другому… Я думаю, что он объединился с культурными усилиями, направленными на глубокую связь с прошлым, которая действительно может формировать людей и их идентичность. Я думаю, что сегодняшние размышления о том, как работает идентичность и как мы относимся к прошлому, особенно в США, я считаю, что они обязаны творческой работе, которую проделал Beloved .

Для писателей. Это определенно проложило путь для своего рода ансамблевого романа, который оживил сообщество, вы можете увидеть это, знаете ли, Луиза Эрдрих делает это для коренных общин и возвращается к персонажам.Знаете, стремление представлять в художественных сообществах, а не просто главного героя, я думаю, было действительно важно в американской художественной литературе. И это, так что я думаю, что она … Она показала нам не только, как это сделать, но и почему это было критически важно.

Захари Дэвис: Есть ли название жанра у сочинения Моррисона?

Эми Хангерфорд: Мне иногда нравится называть работы Моррисона постмодернистскими. И это не то, что большинство людей думает о постмодернизме.Большинство людей думают о группе белых писателей-экспериментаторов, обычно мужчин, как о том, что такое постмодернизм.

Но почему, знаете, зачем мне называть Тони Моррисон постмодерном? Поскольку она принимает формы 19-го века, она использует экспериментальные методы, разработанные в высоком модернизме Джойсом и другими, Фолкнером — ее часто сравнивают с Фолкнером. И она сочетает эти вещи с очень сложным, глубоко живым анализом конца 20-го века того, что значит быть черным в Америке, что значит жить в этом обществе после той истории или в этой истории.

Гоша, это момент. Она использует все ресурсы двухвековых литературных достижений в американской литературе, и она использует их для новых целей и делает из них что-то полностью свое. Для меня это постмодерн. Мы, мы вроде как вернулись в 19 век, но все же далеко за его пределами.

Захари Дэвис: Через Возлюбленный Моррисон показывает читателям, как обладание своей жизнью может привести к разрушению их личности. Она иллюстрирует, как прошлые травмы влияют на нынешнюю жизнь, особенно травмы рабства.

Она пишет в предисловии к Возлюбленный : «Пытаясь сделать опыт раба интимным, я надеялась, что ощущение того, что все находится под контролем и выходит из-под контроля, будет убедительным повсюду … что порядок и спокойствие повседневной жизни жизнь будет жестоко нарушена хаосом нуждающихся мертвецов; что титаническим усилиям забыть угрожает память, отчаянно стремящаяся остаться в живых… »

Эми Хангерфорд: Было время, когда я впервые прочитал этот роман в начале 90-х, когда ее поняли, вы знаете, как писательница-феминистка, как автор «этнической фантастики».«И действительно, я думаю, что в этот момент, и из-за невероятного психологического и духовного понимания людей, которое вы обнаруживаете в ее романах, она действительно выходит за рамки этих, этих рамок.

А рассказы классические — их трагедии и комедии, персонажи с фатальными недостатками … Я имею в виду, это глубокие ресурсы литературной культуры, повествования. Скажем так: рассказывания историй. Думаю, она рассказчик на все времена.

Времена сильно изменились с тех пор, как, знаете ли, с года была опубликована Песня Соломона , с тех пор, как была опубликована Возлюбленная .Но мальчик, она понимала устойчивые реалии расы в Америке. Они не изменятся, даже если мы переедем в лучшие места. Но эти основы не меняются. И ее понимание их и умение запечатлеть их в искусстве, это то, к чему нам нужно будет вернуться еще долгое время. И когда мы закончим с этим, что, может быть, когда-нибудь мы с этим закончим, мы захотим вернуться к повествованию, вы знаете, со всеми человеческими богатствами, которые она дала нам в этих романах.


Writ Large производится Джеком Помбрианом, Лизой Френч и мной, Закари Дэвис. Редактирование сценария выполнено Галеном Бибе. Нам помогает Фейран Ду. Наша музыкальная тема написана Яном Коссом, а наш брендинг — Дэном Печчи. Мы являемся участниками LitHub Radio.

Writ Large — оригинальная продукция лицея. Вы можете найти нас на нашем сайте Writlarge.fm. Там вы найдете стенограммы, ссылки на книги, которые мы обсуждали, и дополнительную информацию о сегодняшнем госте.

10 книг, как ЛЮБИМЫЕ, Тони Моррисон

Этот контент содержит партнерские ссылки.Когда вы покупаете по этим ссылкам, мы можем получать партнерскую комиссию.

Итак, вы читаете книгу Тони Моррисон « Возлюбленный, » и теперь ищете такие книги, как « Возлюбленный », чтобы заполнить дыру в форме романа в вашем сердце, которую оставила эта классика. Я понял. Трудно найти книгу, которая обладала бы такой же мощью, как роман Тони Моррисон, получивший признание критиков, но эти романы близки к этому. Будь то тема, сюжет или стиль письма, в каждой из этих книг есть какой-то элемент, который делает ее в некотором роде сопоставимой с Beloved .

1. Танцор на воде, Та-Нехиси Коутс

Тони Моррисон похвалил писателя Та-Нехиси Коутс, сказав: «Мне было интересно, кто может заполнить интеллектуальную пустоту, охватившую меня после смерти Джеймса Болдуина . Очевидно, это Та-Нехиси Коутс ». Коутс назвал Тони Моррисон одним из самых влиятельных людей в этом романе, поэтому неудивительно, что эта признанная критиками книга находится в верхней части этого списка. Как и Возлюбленные, , эта книга рассматривает травму рабства через призму магического реализма.Это история Хирама Уокера, действие которого происходит на юге до Гражданской войны. У Хирама фотографическая память, но он не может вспомнить свою мать, которую продали, когда Хирам был ребенком. Когда Хирам начинает открывать воспоминания о своей матери, он также узнает, что он обладает сверхчеловеческими способностями, которые подпитываются этими сильными воспоминаниями.

2. Все внутри Эдвиджа Дантикат

Говоря об авторах, на которых повлияла Тони Моррисон, Эдвидж Дантикат назвал Моррисона «литературной матерью для поколений писателей, особенно чернокожих женщин-писателей, таких как я».«Если вам нравится стиль письма Моррисона в« Beloved, », вам, вероятно, также понравятся работы Дантиката. Ее последний сборник рассказов « Everything Inside», «» охватывает такие темы, как община, семья, трагедия, горе и любовь.

3. На Земле мы ненадолго великолепны, Оушен Вуонг

Когда Оушена Вуонга спросили о 10 романах, которые помогли ему написать « На Земле, мы ненадолго великолепны», в список попал «Любимый» Моррисона .Тематика работы Вуонга сильно отличается от Beloved . Однако Вуонг объясняет: «[ Возлюбленный, ] научил меня рассматривать вьетнамских беженцев как выживших, обладающих свободой воли, как Сете, которая теперь должна обеспечить будущее с непостижимыми последствиями. Это вселило в меня уверенность и решимость увидеть вьетнамскую американскую жизнь как достойную и необычайно прекрасную в литературном проекте ».

4. Линкольн в Бардо Джорджа Сондерса

Ищете еще одну литературную историю о привидениях, которая рассказывает нам что-то об американской истории? Попробуйте этот экспериментальный роман Джорджа Сондерса.Сейчас февраль 1862 года, а Гражданская война в США продолжается меньше года. Пока продолжается война, любимый 11-летний сын президента Линкольна Уилли умирает и похоронен на кладбище Джорджтауна. Здесь, на этом кладбище, в течение одной ночи хор призрачных голосов говорит об ответе на один вечный вопрос: «Как мы живем и любим, когда знаем, что все, что мы любим, должно закончиться?»

Информационный бюллетень

Подпишитесь на нашу рассылку Book Deals и получите скидку до 80% на книги, которые вы действительно хотите читать.

Спасибо за регистрацию! Следите за своим почтовым ящиком.

Регистрируясь, вы соглашаетесь с нашими условиями использования

5. Вашингтон Блэк, Эси Эдугян

Еще один прекрасный и душераздирающий роман о травмах рабства — это роман Эси Эдугян. Джордж Вашингтон Блэк (или Уош) — ребенок, рожденный в рабстве на сахарной плантации Барбадоса. Но его жизнь меняется, когда брат хозяина выбирает Воша своим новым слугой. Вскоре Уош обнаруживает, что его новый учитель Кристофер Уайльд — натуралист, исследователь, изобретатель и аболиционист.Кажется, все ищет Воша. Но затем человек убит, и за голову Уоша назначена награда. Теперь Уош и Кристофер должны бежать вместе и таким образом начать свое приключение по всему земному шару, от Карибского моря до Крайнего Севера, Лондона и Марокко.

6. Призрачная невеста, Янше Чу

Вот еще одна отличная книга с литературными привидениями в исторической обстановке. Ли Лан происходит из респектабельной китайской семьи, живущей в колониальной Малайзии. Из-за своего семейного прошлого она давно надеялась найти себе подходящую пару.К сожалению, ее отец потерял состояние, и у Ли Лан не так много поклонников, которые ломятся в ее дверь. Таким образом, семья Ли Лань принимает решительные меры, чтобы выдать ее замуж. Она становится «невестой-призраком» для сына богатой семьи после того, как сын умирает при загадочных обстоятельствах.

7. Некоторые поют, некоторые плачут Нтозакэ Шанге и Ифа Байеза

Чтобы узнать, как рабство влияет на поколения, прочитайте этот роман сестер Нтозаке Шанге и Ифа Байеза. Шэндж наиболее известна своей пьесой « для цветных девушек, которые задумались о самоубийстве, когда радуга уже наступила». А Баяза известна Балладой об Эммете Тилле. Вместе сестры создали эту амбициозную работу, охватывающую семь поколений семьи Мэйфилд. Мы следуем за семьей Мэйфилд от работы на рисовой и хлопковой плантации на острове у побережья Южной Каролины, через мировые войны, Гарлемский ренессанс, Вьетнам и до наших дней. Это личная история семьи, но это также история Америки.

8. Никелевые мальчики, Колсон Уайтхед

Писательница Эбби Манзелла сказала, что The Nickel Boys «вызывают поэтическую простоту в стиле Тони Моррисон, которая говорит о ядовитом прошлом, которое продолжает преследовать нас.Так что, если этот стиль письма — то, что вам больше всего нравится в « Возлюбленные, », то этот роман — то, что вам нужно. Это история двух маленьких мальчиков, выросших во Флориде времен Джима Кроу. В юности они вынуждены посещать исправительную школу под названием «Никелевая академия», миссия которой состоит в том, чтобы обеспечивать «физическую, интеллектуальную и моральную подготовку». То, что это выглядит на самом деле, ужасно и оскорбительно и, в свою очередь, сформирует людей, которыми станут эти два мальчика. К сожалению и, возможно, неудивительно, что эта история основана на реальной школе реформ во Флориде, которая действовала более 100 лет.

9. Красный у костей Жаклин Вудсон

Чтобы найти другую книгу, похожую на « Возлюбленные» Моррисона, прочтите этот роман. Журнал People писал, что Red at the Bone — это «изысканный рассказ о семейном наследии … Сила и поэзия произведений Вудсона вызывают в воображении Тони Моррисон». В этом романе неожиданная подростковая беременность объединяет две семьи из двух разных социальных слоев. Просматривая временные рамки этих семей, мы видим, как принимаемые ими решения влияют на жизнь друг друга и на жизнь ребенка, который в первую очередь сплотил их семьи.

10. Ревизоры Маргарет Вилкерсон Секстон

Ревизоры — это книга о расовой напряженности между поколениями. И она написана в стиле, который сравнивают со стилем Тони Моррисон, так что это отличная книга, которую можно подобрать, если вы ищете больше книг, например, « Возлюбленные». Этот роман рассказывает историю двух женщин. В 1924 году Жозефина — женщина, которая владеет собственной фермой после того, как в детстве освободилась из рабства. И почти 100 лет спустя потомок Жозефины Ава — мать-одиночка, которая недавно потеряла работу и вынуждена переехать к своей белой бабушке.Параллельные истории Жозефины и Авы не только исследуют расизм, но и исследуют отношения женщин.


Это всего лишь несколько книг, таких как Beloved , которые могут вам понравиться. Если вам нравится получать рекомендации, основанные на предыдущих любимых книгах, ознакомьтесь с TBR (Tailored Book Рекомендации). TBR предложит вам книги, основанные на ваших интересах и любимых книгах. Если вашего следующего замечательного чтения нет в этом списке книг, таких как Beloved , оно определенно ждет вас в TBR.

Призрачная смерть вдохновляет «Возлюбленных»: романист Моррисон пишет о семьях, свободе и рабстве

ОЛБАНИ, Нью-Йорк —

Краткая газетная статья XIX века о рабыне из Кентукки, которая убила свою дочь вместо того, чтобы отдать ее жизни в рабство, продолжала приносить плоды. романистка Тони Моррисон, которая все еще охотится на нее через 10 лет после того, как она включила этот инцидент в антологию о жизни чернокожих в Америке.

Морально немыслимая, этически несостоятельная, история Маргарет Гарнер, как показалось Моррисону, сразу отражает ужасное зло рабства и содержит семена «чрезвычайно современных» вопросов.Беллетризованный, он стал ядром «Возлюбленного» (Альфред А. Кнопф: 18,95 доллара), нового, получившего широкое признание романа Моррисона о семьях, свободе и ужасных вещах, которые люди делают друг с другом.

«Черным женщинам приходилось сталкиваться с очень, очень современными вопросами в середине 19 века», — сказала Моррисон, профессор гуманитарных наук Альберта Швейцера в Государственном университете Нью-Йорка, в своем офисе на территории кампуса.

В некотором смысле, по словам Моррисон, «Возлюбленная» представляет собой отход от ее четырех более ранних романов, поскольку действие происходит не в настоящем, а в эпоху Реконструкции после Гражданской войны.Тем не менее, она подчеркивает, что продолжает исследовать эмоциональные дилеммы, которые кажутся не ограниченными ни временем, ни расой.

«Как стать личностью и одновременно воспитывать?» — спросила она, потягивая кофе в первое холодное осеннее утро. «Какое твое место по отношению к мужчине? Какие решения вы можете принять в отношении будущего своих детей? »

Моррисон наклонилась вперед, переключаясь теперь с абстрактных на мучительные подробности, которые заставили юную беглянку из Кентукки нанести ножовку шее своему собственному отпрыску.

«Видите, рабство лишило ее материнства», — сказала она. «Она говорила:« Я мать, и я буду определять жизни моих детей ». Моррисон пожал плечами. «Когда стало ясно, что их будущее будет таким же, как у нее, она решила это изменить».

«Усилия любить — это потрясающе»

Ее голос излучал удивление, как если бы созданный ею персонаж сидел с ней в офисе. «Стремление любить, когда вас окружает такая патология, просто потрясающе», — сказал Моррисон.

Восхищаясь ее пышной прозой, рецензенты назвали «Возлюбленную» романом о рабстве. Но для Моррисона сага о женщине, которую она назвала Сет, выходит за рамки как институтов, так и эпохи.

«Я не думаю, что эта книга вообще о прошлом, за исключением того, как прошлое влияет сегодня и завтра», — сказала она.

Тем не менее, художественная литература, жанр Моррисона, — это способ исследовать прошлое. Новая информация, «войны, гражданские права, изменения в том, как мы воспринимаем все виды информации», появляются, чтобы бросить вызов старым интерпретациям прошлых событий.Один студент, помогавший Моррисону проводить исследования для «Возлюбленных», наткнулся на описание «почему негры хуже», опубликованное 75 лет назад в 11-м издании Британской энциклопедии. «Они решили, что тот факт, что костная структура голов негритянских младенцев закрывается рано», делает их неполноценными, — сказал Моррисон, удивляясь очевидной абсурдности, выдаваемой за факт.

Факты, по мнению Моррисона, часто вызывают подозрение.

«То, что другие люди принимают за ясный, чистый, неправдоподобный факт, я никогда не мог сделать.Я никогда не доверяла фактам », — сказала она. «Подобные вещи просто разбросаны по книгам». Ее глаза расширились. «Словарь!» она сказала.

«Или, — добавила она, — книгу вроде нового романа Уильяма Сэфира».

«Свобода» («Даблдей») современного писателя Сэфира «погружает читателя в реальность и драму Гражданской войны в США», — так гласит обложка книги.

«Он пишет о Линкольне и гражданской войне, и, тем не менее, ни один черный человек ничего не говорит», — отметил Моррисон.«Они просто слушают».

Итак, для Моррисона «если в истории этой страны есть пустота, то я чувствую себя обязанным заполнить ее». Роман становится своего рода компасом, путеводителем по тому, что Моррисон называет «внутренней жизнью» прошлого.

«Это постоянный процесс выяснения того, что ценно, а что нет», — сказала она.

В случае рабства: «Человек не знает реального опыта рабства. Вы только об этом знаете. Это абстрактно ».

Моррисон улыбнулся.

Прежде чем она начала писать «Возлюбленный», она сказала: «Я определенно думала, что знаю о рабстве столько же, сколько и все остальные. Но мне нужно было узнать о внутренней жизни. В этом вся проблема написания романов — найти доступ к действительно реализованным персонажам ».

Моррисон, ученица, урожденная Хлоя Энтони Уоффорд в 1931 году, увлеклась историческими романами, захлестнув Флобера, Золя, русских. Из Лорейна, штат Огайо, она отправилась в бакалавриат в Университете Говарда, в Корнелл, чтобы получить степень магистра, а затем обратно в Ховард, чтобы преподавать.Там она вышла замуж за ямайского студента-архитектора Гарольда Моррисона. Спустя шесть лет брак распался. Моррисон, беременная, с трехлетним сыном на буксире, устроилась редактором учебников и начала писать художественную литературу.

Ее первый роман «Самый голубой глаз» после выхода в свет в 1970 году продавался скромно. Затем последовала «Сула», а в 1978 году — Национальная премия кружка книжных критиков за «Песнь Соломона». Роман Моррисона 1981 года о расовых отношениях и отношениях между полами «Tar Baby» поместил автора на обложку Newsweek.

Все это время Моррисон отказывался принимать авансы издателей, сравнивая контракты на незаконченные работы с домашними заданиями. С «Возлюбленным» она сломала прецедент, согласившись и на аванс, и на контракт.

«Черный писатель»

Моррисон неизбежно носила литературное имя «черный писатель» — титул, который она и рекламирует, и терпит.

«Это безнадежная головоломка, — сказала она.

«Сказать, что быть черным писателем — это меньше, чем быть писателем», — объяснил Моррисон, — «но это то, что мы ассоциируем с позицией меньшинства.С другой стороны, Моррисон черная, она женщина и писатель. «Поэтому я всегда настаивал на ярлыке чернокожей женщины-писателя, чтобы изменить определение».

Миссия Моррисона, однако, состоит не столько в том, чтобы вести хронику состояния исключительно чернокожих или женщин, сколько в «поиске художественных решений ситуаций, которые большинство людей считает само собой разумеющимися». Воображение — ее инструмент: «Единственная работа, которую стоит делать писателю, — утверждает она, — это качество воображения».

Когда Моррисон писала «Возлюбленная», ее собственное воображение иногда заходило в тупик.Она часто читала об снаряжении, приспособлениях для рабства в Америке. «Притормози Дженни», — может быть сказано в дневнике рабовладельца. Рассказы о рабах говорили о нем или о других узкоспециализированных устройствах, используемых для их сдерживания, чтобы они не разговаривали, а в некоторых случаях не давали им спать.

Но Моррисон не мог на самом деле представить себе все оборудование, почти случайно описанное как рабовладельцами, так и рабами. Белые рабовладельцы воспринимали унижения как должное.«Это были очень мелкие предметы в повседневной жизни рабов», — сказал Моррисон. По ее словам, рассказы о рабах «были написаны и опубликованы для того, чтобы убедить белых людей из лучших побуждений отменить рабство». Описывать настоящие ужасы было контрпродуктивно.

«Их всегда обвиняли, как и меня, в чрезмерности», — сказал Моррисон. По ее словам, это казалось удивительным, потому что «система была чрезмерной».

В конце концов исследователь Моррисона произвел иллюстрации и подробные описания, которые позволили Моррисону представить себе трехзубые шейные скобы, удерживающие голову раба в неподвижном состоянии, или кусочек, который замалчивает его язык.

«Это было что-то вроде индустриальной революции», — сказала она. «Творческая жестокость».

Настоящая история «Возлюбленного», — сказал Моррисон, — это «жестокость, с которой были настроены эти люди. Они работали в этом буквальном аду. Они должны были сделать нечто выдающееся. Им нужно было творчески сконструировать реальность, с которой они могли бы жить.

«Им пришлось создать системы утешения и поддержки», — добавила она, в центре учреждения, в котором их «отвергали как простодушных людей, находящихся в неволе.

Моррисон позволил персонажам, которые будут населять «Возлюбленную», вынашивать ребенка в течение двух лет, прежде чем она начала писать. «Я хотела писать только тогда, когда мне было так любопытно и так хотелось исследовать какую-то территорию, что было бы невозможно не делать этого», — сказала она. «Я хотел иметь такую ​​страсть, такую ​​срочность.

«Когда я понял, что это то, что я не могу отложить в сторону, тогда я мог начать писать рукопись».

Поглощенная, «полностью вовлеченная» в свой проект, Моррисон обнаружила, что «проблема заключалась в том, как продолжить работу со всем остальным.

Письменные привычки

Но ей повезло. Сыновья Гарольд и Слэйд уже достаточно взрослые, чтобы понять ее преданность писательству, и друзья не прерывают ее, когда она затаивается в своем доме на Гудзоне. «Как Хоторн», — пишет она от руки. «Таким образом, я обычно пишу только то, что нужно написать».

Жизнь с искусственно созданными людьми, создание перипетий в их жизни, сопряжена с риском. «Никогда не знаешь, что они тебя не подведут, — сказал Моррисон.«Но если у тебя нет такой веры, ты не пишешь. Если у тебя нет выносливости, нужно заняться чем-нибудь другим ».

Писатели, утверждает Моррисон, «получают определенное удовольствие от прогулки по краю. Некоторые люди поднимаются в горы. Некоторые люди гоняют на машинах. Некоторые люди пишут романы ».

Призраки «Возлюбленной», «оплаканные души» рабства, как она их называет, все еще витают в голове Моррисона. Ясно, что есть что рассказать, и легион поклонников Моррисона надеется, что над следующим романом не будет еще шести лет.

Она села за стол и кивнула.

«Я тоже, — сказала она.

Тони Моррисон, о том, как «Возлюбленный» появился на свет

Позже на этой неделе мы выпустим последний выпуск NEA Arts , в котором основное внимание будет уделено концепции творческой неудачи. Мы спросили художников, искусствоведов и творческих предпринимателей о том, как они определяют неудачу, а также о том, оказывались ли когда-нибудь спотыкания — реальные или воображаемые — полезными для их работы. Одним из субъектов нашего интервью была писательница Тони Моррисон, лауреат Нобелевской премии, чей длинный список наград говорит о том, что она знает о неудачах не меньше, чем Эйнштейн о глупости.То есть: не много. И все же взгляды Моррисон на ее собственные победы и недостатки открыли глаза и пролили свет на внутреннюю работу ее творческого гения.

Пока вы ждете выхода журнала, мы хотели поделиться этим неопубликованным отрывком, в котором мы отклонились от темы неудач, чтобы обсудить, как ее роман, получивший Пулитцеровскую премию, Любимая (1987) приобрел форму. Книга вращается вокруг сбежавшей рабыни по имени Сете, которая убивает свою маленькую дочь Возлюбленную, чтобы избавить ее от пленения бывшими хозяевами Сете.Ниже Моррисон делится своим прозрением по поводу действий Сет, которые изменили ход романа.

«Иногда вы слышите что-то, или видите, или пишете, и вы не знаете, откуда они пришли, но они очень важны и не исчезают. Написание — это открытие того, что это на самом деле означает. Я не знал». Я совершенно уверен, что в Beloved у меня будет персонаж по имени Beloved. Я сказал в начале [книги], что дом был полон яда или яда, но я подумал, что это просто привидение.Но большой вопрос, как выяснилось, заключался в том, кто сможет судить о том, что сделала [Сете]. Кто мог сказать, что ее попытки убить своих детей в этих конкретных обстоятельствах были ошибочными? Они не могли решить; даже суды не смогли. Некоторые люди хотели, чтобы она вернулась на плантацию, потому что она была собственностью. Другие люди, в частности аболиционист, хотели, чтобы ее судили за убийство, и это наводит на мысль, что она была матерью, ответственной за своего ребенка. Система рабов гласит, что она не была такой, что ее ребенок был просто еще одним товаром.Я не мог решить, да и никто другой не мог.